Авиабаза =KRoN=
 

Основные разделы

АвиаТОП

Аэрокосмическая библиотека, Каманин Н.П. Скрытый космос: 2 книга

Ноябрь - декабрь 1965 г.

Содержание

Ноябрь – декабрь 1965 г.

1 ноября.

День за днем, месяц за месяцем неумолимо приближается старость. Иногда уже чувствуется груз прожитых лет, но сдаваться рано: мне хочется быть активным организатором полетов людей на Луну. Уже в 1967 году можно было бы осуществить облет Луны и вернуться на Землю, а года через 2-3 и побывать землянам на своем вечном спутнике. Каких-нибудь 4-5 лет пройдут быстро и незаметно, и нога человека ступит на Луну. Я всегда верил, что это будет наш советский человек, но последнее время в этой моей уверенности все чаще появляются сомнения...

Американцы развернули для освоения космоса грандиозные силы, кое в чем они уже опережают нас. Мы меньше выделяем средств на космонавтику и очень плохо их используем. О главных наших недостатках в работах по исследованию космоса космонавты написали письмо Брежневу, 22 октября Гагарин передал его лично помощнику Брежнева - Морозову. Сегодня уже 1 ноября, а Брежнев еще даже не читал письмо космонавтов, он находит время заниматься делами Алжира, Замбии и другими "срочными" проблемами, но у него нет часа времени, чтобы поинтересоваться, почему мы отстаем в космосе. Надежды на маршала Гречко также минимальны: он не пойдет против Малиновского. Наша космонавтика остается разъединенной, плохо управляемой, ошибки продолжаются.

Я собирался сегодня встретиться с Королевым и попытаться уточнить сроки и программы космических полетов, но он улетел в командировку. Сергей Павлович давно уже забыл, что обещал выполнить очередной пилотируемый полет в середине ноября. Больше того, ответственные представители ОКБ-1 заявили, что эксперимент по созданию искусственной тяжести снимается, а корабли для выхода в открытый космос (ЗКД) строиться не будут. Если месяц назад еще были надежды на быстрое прояснение обстановки, то сейчас усилиями Королева все окончательно запутано, и до конца года будет сплошной туман.

Промышленность, Академия наук и Министерство обороны целиком зависят от капризов Королева, все "смотрят ему в рот" и ждут от него гениальных решений. А гений давно уже не гениален - последние годы Королев топчется на одном месте, сам очень слабо продвигается вперед и мешает другим (Глушко, Челомей, Воронин, Северин, Ткачев и другие). Обстановка тяжелая. Иногда опускаются руки, но... отступления не будет. В ноябре мы дадим решительный бой Малиновскому, Смирнову, Королеву, Крылову и всем, кто сейчас тормозит наше продвижение в космос. Есть опасность, что мы не пробьем эту стенку, но мы шли, идем и будем идти вперед, презирая опасности.

Говорил по телефону с П.В.Цыбиным и О.Г.Ивановским. Оба подтвердили, что Королев написал просьбу снять задание по кораблям ЗКД под предлогом необходимости ускорения работ по "Союзу". Решения Афанасьева и Смирнова пока нет, а Королев никаких работ по этим объектам уже не ведет. Цыбин подтвердил намерение Королева снять с задания на полет корабля N 6 эксперимент по созданию искусственной тяжести. На проволочках с этой затеей Королев потерял полгода. Еще в марте на полигоне я советовал Сергею Павловичу готовить полет на 10-12 суток, тогда Королев не согласился с моим предложением, а через семь месяцев он, по существу, принял этот вариант полета, правда, с намерением довести его продолжительность до 15 суток.

3 ноября.

Вчера выведен на орбиту "Протон-2" весом 12,2 тонны. Ракета Челомея УР-500 уже второй раз выводит на орбиту спутник весом более 12 тонн. Американцы еще не могут запускать такие тяжелые спутники, а мы запускаем их почти впустую: у нас нет обитаемого корабля такого веса. Это еще одно доказательство того, как плохо у нас с планированием: создали ракету, способную поднимать на орбиту 12 тонн, но забыли подготовить для этой ракеты космический корабль. А ведь можно было бы уже иметь многоместный корабль с продолжительностью полета до 30 суток, с аппаратурой военного назначения и осуществлением маневра на орбите.

Вчера звонил Гагарин. Он сообщил, что письмо космонавтов наконец-то вручено Брежневу, он ознакомился с письмом и оставил его у себя.

Провел сегодня совещание по ходу выполнения плана оснащения ЦПК тренажерами, стендами и учебной аппаратурой. Выяснилось, что многие пункты плана еще не доведены до конкретных исполнителей. Обязал Горегляда вместе с генералами Кузнецовым и Бабийчуком в недельный срок уточнить все вопросы оформления заказов, плановых сроков и заданий исполнителям и постоянно контролировать ход работ.

Гагарин сообщил, что все космонавты-дипломники одобрительно высказались о теме "Освоение Луны". Вчера я говорил с маршалом Руденко о возможных темах для дипломных работ космонавтов, он выразил сомнение в реализации лунной тематики: "Это для нас не подходит". Придется или убедить его, или обойти: космонавты будут разрабатывать тему "Освоение Луны" - это наиболее близкая и самая интересная для них тема.

Сегодня Николаев и Терешкова звонили из Токио, они беспокоятся о Леночке. Быковский вместе с Вершининым улетел в Качинское училище. Леонов с женой улетел в Кемерово, а Герман Титов - в Прибалтику. Как ни придерживаю я встречи и поездки космонавтов, отрывают их от работы еще очень часто.

Звонил из ЦК КПСС Корионов. Он сообщил, что одному из пионерских отрядов школы N 27 на Кутузовском проспекте (школа, подшефная ЦК КПСС) присвоено имя Аркадия Каманина, и просил командировать в школу одного из сослуживцев Аркадия, хорошо знавших его по фронту.

5 ноября.

Весь день был в ЦПК. Более двух часов беседовал с космонавтами второго отряда (командир - Береговой). Больше всего меня интересовала их работа в ОКБ и институтах. Активно участвовали в беседе Шаталов, Демин, Губарев, Береговой, Воронов и другие. Договорились на конец ноября запланировать конференцию с докладами на темы: облет Луны, экспедиция на Луну, управление полетом, аппаратура жизнеобеспечения и другие вопросы.

Сегодня звонил Гагарин, ему передали из приемной Брежнева, что Леонид Ильич прочитал письмо космонавтов и направил его заместителю председателя Совета Министров Л.В.Смирнову с примерно такой резолюцией: "Космонавты поднимают очень важный вопрос. Будем рассматривать его в ЦК". Смирнов сам виноват в наших неудачах, а в беспорядках в Министерстве обороны он разобраться не сможет. Надеяться, что Смирнов поддержит нас, нет оснований. Было бы верхом желаний, если бы Смирнов объективно признал наши основные промахи и наметил меры по их устранению.

Неудача американцев с "Джемини-6" дает нам 1,5-2 месяца выигрыша во времени, но и за этот срок наша промышленность (ОКБ-1 Королева и другие заводы и КБ) не подготовит космические корабли. Очередной наш полет, по-видимому, состоится не раньше января-февраля 1966 года, хотя Королев более полугода уверял всех, что в ноябре 1965 года обязательно полетит "Восход-3". Американцы также до февраля 1966 года не подготовят новую ракету "Аджена" для ее стыковки с "Джемини-6", поэтому они приняли решение поднять в космос одновременно "Джемини-7" и "Джемини-6" и попытаться осуществить их стыковку. Такой полет они могут выполнить в декабре этого года или в январе 1966 года, при этом ими будут установлены сразу три мировых рекорда:

1. Одновременное пребывание в космосе четырех астронавтов.

2. Полет космического корабля "Джемини-7" с двумя астронавтами на борту продолжительностью до 14 суток.

3. Осуществление стыковки кораблей.

Полной стыковки может и не быть (хотя вероятность ее велика), но американцы сумеют добиться значительного сближения кораблей, то есть с лучшими результатами выполнить то, что в 1962 году сделали Попович и Николаев. Американские ракетчики мечтают и еще об одном рекорде: они хотят одержать большую техническую победу, запустив две ракеты с одной и той же пусковой установки с интервалом в семь дней вместо обычных 60. Правда, мы должны разочаровать американцев: такого рекорда они не добьются. Дело в том, что еще в 1962 году после взлета "Востока-3" ровно через одни сутки с той же установки стартовал "Восток-4". Этот рекорд официально не зарегистрирован, о нем не сообщалось и в печати, и тем не менее он уже установлен нами в 1962 году. Все вышеизложенное лишний раз подтверждает, что у нас еще есть технические возможности быть 2-3 года впереди США по обитаемым космическим кораблям и первыми "пощупать" Луну. Но мы безрассудно не используем эти возможности, делаем много ошибок и можем оказаться в хвосте у американцев.

6 ноября.

Завтра будем праздновать 48-ю годовщину Октября. Ровно 38 лет назад - вечером 6 ноября 1927 года - я в форме курсанта Военно-теоретической школы ВВС стоял на мосту над Невой; смотрел на Зимний дворец, на Петропавловскую крепость, на суда на Неве, расцвеченные флагами и огнями, и думал о том, как сложится судьба моей Родины, как проживу я, что будет со мной через 10-20 лет. Через семь лет мое имя стало известно всей стране - я первым из воинов Родины получил звание Героя Советского Союза. Сбылась моя заветная мечта: я закончил академию ВВС имени Жуковского, командовал бригадой, дивизией, округом. Воевал в Финляндии, Корее, на фронтах Великой Отечественной войны командовал дивизией и корпусом, получил звание генерал-лейтенанта авиации. После войны был председателем ЦК ДОСААФ, затем командующим воздушной армией. Готовил к первому космическому полету Юрия Гагарина и всех других советских космонавтов. Награжден тремя орденами Ленина, а всего у меня 24 ордена и медали. Я 35 лет люблю свою жену и любим ею, у меня хороший сын, хорошие внук и внучка. В моей жизни было много хорошего и по-настоящему интересного. Были и неудачи, было и горе, но в целом я удовлетворен: 38 лет сознательной жизни не пропали даром. Расцвела, похорошела, стала сильной и моя Родина. Многим я горжусь, но иногда меня гложет червь сомнения: мне кажется, что многое мы делаем не так, как нужно. Наши ошибки начинаются сверху - у нас нет настоящей коллегиальности, выборности, отчетности, нет твердых, обязательных для всех, законов. Мы идем к 23-му съезду партии, но у меня нет уверенности, что он внесет кардинальные поправки в нашу жизнь. На съезд соберется вся партийная бюрократия, способная проклинать и Сталина, и Хрущева и надрывать глотку, приветствуя соратников Хрущева. Шверник, Микоян, Косыгин и Брежнев - все они несут тяжелый груз ответственности за состояние дел в стране. Но ни один из них добровольно не уйдет с "капитанского мостика" и не уступит место молодым, честным и незапятнанным...

Вчера у меня было очень высокое артериальное давление (200/115). Только десять лет назад во время учебы в академии Генштаба у меня было два раза зарегистрировано такое давление. Последние десять лет давление колебалось от 140/80 до 180/100 и почти не переходило эти границы. Главной причиной скачков давления я считаю мою езду на автомобиле. Каждый день утром и вечером приходится ездить в темноте, свет встречных машин и напряженное внимание очень утомляют. Решил прекратить езду на автомобиле - переключусь на электричку.

12 ноября.

Вчера вернулся из Меленок, ездил туда хоронить брата. Александр умер 7 ноября, он лежал в больнице не более 10 суток. Все время был в сознании, сильной боли не чувствовал. В день смерти была у него жена. С ее слов, Александр ни на что не жаловался, сам принял лекарство, сходил в туалет. Потом к нему пришла Шура (первая жена), Александр был в дремотном состоянии, но Шуру узнал и попросил, чтобы пришла сестра Маруся. Спустя 10 минут, когда Шура с Марусей вновь были у постели больного, он был уже мертв. По результатам вскрытия врачи так определили причину смерти: пневмосклероз диффузный.

Последние 5 лет Александр сильно располнел, мало двигался, почти не выходил из дома, тяжело дышал и принимал много различных лекарств. Брат умер на 66-м году жизни, последние 15-17 лет он совершенно не пил, но с 18 лет он вел такой дикий образ жизни (беспробудное пьянство), что приходилось только удивляться выносливости его организма. Природа наградила его железным здоровьем и большими способностями, но Александр плохо воспользовался этим даром. Нас было пять братьев: Александр, Иван, Алексей, Владимир и я. Четверо - уже в могиле, очередь за мной. Из пяти моих сестер четыре еще живы: Маруся (67 лет), Полина (59), Тоня (55) и Лида (53). В возрасте четырех лет умерла сестра Калерия, и после кончины отца (1919 год) и брата Владимира (1923 год) смерть более 40 лет обходила нашу семью (я имею в виду семью моего отца). А за последние два года мы потеряли мать и старшего брата.

На похороны Александра приехали все мои сестры, племянники, племянницы и другие родственники. Похоронили Александра рядом с мамой в могилу отца. На траурном митинге выступали товарищи Александра по партийной организации, секретарь райкома комсомола и райвоенком.

В этот приезд в родной город у меня было много встреч с людьми из "гущи народной": Забалуевы, Ермилов, Назаров и другие. Прошло уже 38 лет, как я покинул Меленки. За эти годы на моей родине многое изменилось к лучшему. Автобусы, мотоциклы, велосипеды, радио, телевизоры и многие другие предметы быта говорят о движении вперед. Но есть и такие факты, которые заставляют краснеть. Я хорошо знал близлежащие села и деревни - Ляхи, Домнино, Паново, Левенда, Толстиково и другие. В каждой из этих деревень было по 200-250 коров, более сотни лошадей, много овец, свиней и птицы. В голодные 1919-1921 годы люди здесь были сыты и помогали городу. Теперь на территории десяти сел и деревень создан один Ляховский совхоз, в нем только 200 коров, совхоз убыточный, для скота не хватает кормов. Такое состояние дел лишь подтверждает полный провал нашей политики в деревне. Подобные совхозы есть не только в Меленковском районе, положение с сельским хозяйством в стране очень тяжелое. Что же нам делать? Возвращаться назад к частным небольшим хозяйствам нельзя - такие хозяйства теперь также будут убыточными. Тракторы, машины и вся сельскохозяйственная техника требуют организации хозяйств большого масштаба и, по-видимому, многоцелевых. Мы еще не сумели создать образец организации труда на селе, поиски наши очень затянулись, и дело сельскохозяйственного производства страдает.

13 ноября.

Вчера ночью Терешкова и Николаев вернулись из Японии. Поездка была очень тяжелой. Возвращались они на пароходе "Байкал", море штормило, и всех основательно измотало. По итогам поездки Аристов плохо аттестует Черединцева и уполномоченного КГБ.

В эту ночь я плохо спал: мешал внук, он спал рядом с Мусей. Люда, Лева и Оля больны, у них повышенная температура и кашель. Муся очень устала, мало спит, все время на ногах. Двое внуков, трое больных, да еще все работы по дому - это для нее чрезмерная нагрузка. Я пытаюсь помогать Мусе, занимаюсь с внучатами, но моя помощь слишком мала.

Американцы объявили, что 4 декабря они запустят "Джемини-7", а через 9 суток взлетит "Джемини-6". Корабли должны сблизиться до 100 футов, после чего "Джемини-6" пойдет на посадку, а "Джемини-7" будет продолжать полет до 14 суток. Выполнение программы группового полета четырех американских астронавтов вполне возможно, и это сильно ударит по нашему престижу. Обидно наблюдать нашу бездеятельность, но Брежнев и Малиновский ничего не предпринимают по нашим письмам. Вчера, словно в насмешку, нами запущена "Венера-2". К Венере мы уже запустили не менее 5-6 ракет, их общая стоимость больше стоимости всех "Востоков" и "Восходов" вместе взятых, а эффект от этих пусков равен нулю, и это никого не смущает. Вся наша космическая программа очень плохо продумана. Роль Министерства обороны ограничена лишь функциями исполнителя: МО запускает все ракеты, но мало заботится о том, чтобы эти пуски делали нас сильнее в военном отношении. Нужен решительный пересмотр всей космической программы, нужно значительно усилить военные исследования в космосе и сократить до предела полеты к планетам - они станут ближе к нам лишь после освоения Луны.

15 ноября.

В субботу ко мне поступил документ от маршала Гречко, в котором говорится о том, что письмо космонавтов Брежневу получило надлежащий ход. Брежнев переслал письмо в Совет Министров с резолюцией: "Л.В.Смирнову. Космонавты поднимают очень важные вопросы, разберитесь, подготовьте предложения для рассмотрения в ЦК КПСС. Брежнев". Смирнов оставил письмо космонавтов у себя, а маршалу Гречко и министру Афанасьеву послал перечень вопросов, поднимаемых космонавтами, с просьбой в 10-дневный срок рассмотреть их лично и представить свои предложения. Маршал Гречко на письме Смирнова написал: "Крылову, Захарову, Вершинину, Судцу, Горшкову. Ознакомиться, имея в виду рассмотрение этого вопроса на Военно-техническом совете МО". В своем письме Смирнов пишет, что этот вопрос будет разбираться не только в ЦК КПСС, но и в Совете обороны.

Сегодня я вызывал к себе генерала Кузнецова, Гагарина, Титова, Николаева, Комарова и Леонова. Гагарин немного простудился на охоте и не приехал. Более двух часов мы беседовали о предстоящих "боях" за объединение космоса, наметили тезисы выступлений Гагарина, Комарова и Титова на Военно-техническом совете. От меня космонавты поехали к маршалу Судцу, чтобы выяснить его позицию. Через два часа они возвратились, первая "разведка боем" оказалась неудачной: Судец высказал желание объединить военный космос в ПВО. Итак, есть уже три претендента на руководство космонавтикой: РВСН, ВВС и ПВО. Я сознаю, что берусь за очень трудную задачу. Противников объединения космоса на базе ВВС будет много. Может быть, при Малиновском в роли министра обороны мы не добьемся всех своих целей, но неплохо уже и то, что по моей инициативе этот вопрос будет рассматриваться в МО, МОМ, Совете Министров и ЦК КПСС. Уверен, что его рассмотрение будет полезным для всех и несколько активизирует наши космические работы.

Аристов привез мне из Японии браслет, якобы снижающий артериальное давление крови. У меня нет уверенности в целебных свойствах этого чудодейственного средства, но так как оно совершенно безвредно, я надел браслет на правую руку и теперь буду ждать "чуда". По словам Аристова, врачи в Японии многократно убеждались в полезном действии этого браслета в виде металлической цепочки для ручных часов с шестью специальными магнитами. Магниты, конечно, внушают уважение и вносят какую-то таинственность в это средство, но у меня пока нет к нему ни капли доверия.

16 ноября.

Говорил с Главкомом и маршалом Руденко, рассказал им о вчерашней встрече космонавтов с маршалом Судцом. Оба отозвались коротко, но предельно ясно: "А чего ты от него хотел, ведь это же Судец!" А Вершинин добавил: "Если бы космонавты предложили объединить космос на базе ПВО - вот тогда можно было бы ждать, что Судец выскажется против этого предложения".

Сегодня Николаев, Титов и Леонов были у адмирала Касатонова (первый заместитель адмирала Горшкова, который сейчас в отпуске). Моряки остаются верными своей позиции: они полностью поддерживают ВВС. Космонавты собирались поехать к А.А.Епишеву, но оказалось, что он болен. Генерал армии Батицкий - в командировке, а к маршалу Крылову решили пока не обращаться.

Звонила Валя Терешкова, ее беспокоит предстоящая поездка в Италию. Я посоветовал ей побольше есть мяса, "плюнуть" на занятия в академии и срочно готовиться к поездке в Италию. Вылет в Рим назначен на 21 ноября. Валя боится отстать от академической программы, но я сказал, что отставание мы ей поможем нагнать, а поездки в Японию, Италию, Америку и другие страны по своей значимости более весомы, чем 1-2 года учебы в академии. Терешкову настойчиво приглашают в Данию на 26 ноября, но я договорился, что в Данию вместо Вали поедут Беляев и Леонов.

Сегодня у меня была М.Г.Тарусская - сотрудница исторического музея. Она настойчиво просила передать в музей мои дневники, фото, различные документы и вещи, связанные с челюскинской эпопеей, Великой Отечественной войной и "утром космической эры".

18 ноября.

Вчера Николаев, Титов и Леонов были у маршала Москаленко, который очень любезно с ними побеседовал и сказал, что давно поддерживает идею объединения космоса на базе ВВС. Одновременно Москаленко высказал сомнение в том, что этот вопрос может решить Министерство обороны, и рекомендовал обратиться в ЦК КПСС к Устинову. Москаленко, по-видимому, не знает о письме космонавтов Брежневу, а его рекомендация обратиться к Устинову совершенно несостоятельна. Устинов - старый друг ракетчиков, он много "помогал" авиации, и мы против обращения к нему.

Звонил М.В.Келдыш. АН СССР проводит в Москве совещание с представителями социалистических стран по использованию космических исследований (метеонаблюдения, связь и другое) в интересах развития народного хозяйства. Мстислав Всеволодович просил организовать встречу космонавтов с участниками совещания. Космонавты очень заняты, но Келдышу было неудобно отказать, и я дал согласие на проведение такой встречи сегодня.

20 ноября маршал Гречко будет проводить совещание по космосу. Мы имеем много сторонников (Вершинин, Гречко, Епишев, Москаленко, Горшков и другие), но у нас немало и противников (Малиновский, Захаров, Крылов, Судец и другие), - так что впереди еще много "боев".

Сегодня генерал-лейтенант С.Ф.Ушаков дал мне почитать материалы одного видного новосибирского экономиста по состоянию дел в СССР. По его данным, жизненный уровень в Советском Союзе в 4,5 раза ниже, чем в Швеции. Наша страна едва-едва входит в двадцатку государств с наиболее высоким уровнем жизни. Средний месячный заработок в СССР не превышает 45 рублей. Средний дневной заработок колхозника составляет всего 1 рубль 80 копеек, рабочего совхоза - 3 рубля 60 копеек, рабочего в промышленности - 4 рубля 50 копеек. Начиная с 1958 года, национальный доход в СССР и темпы роста производства с каждым годом снижаются. В 1958 году прирост национального дохода составлял 12 процентов, а темпы роста народного хозяйства - около 10 процентов; в 1963-64 годах первый показатель снизился до 4 процентов, а второй - до 2 процентов. За семилетку промышленное производство должно было вырасти на 80 процентов, а сельскохозяйственное - на 70 процентов. Фактически объем продукции сельского хозяйства за семь лет вырос только на 10 процентов, сельскохозяйственные работы механизированы всего на 7 процентов.

Я давно подозревал наличие крупных провалов в нашем сельском хозяйстве, но никогда не думал, что они столь значительны. За все эти безобразия в делах нашей страны должен нести ответственность не только Хрущев, но и Косыгин, Шверник, Суслов, Брежнев, Полянский и все другие помощники и заместители Хрущева. Думаю, что они сумеют уйти от ответственности - на 23-м съезде КПСС они опять будут избраны в вожди и будут продолжать затушевывать все наши безобразия. Выход из создавшегося положения может быть только один - полная смена руководства в партии, правительстве и министерствах, учреждение новых основных законов в партии и в стране. Главное - персональная ответственность и выборность, а не назначение на основные руководящие должности. Необходимо категорически запретить повторные выборы секретарей ЦК КПСС, депутатов и других ответственных лиц; при выборах вносить в бюллетени минимум 2-3 кандидатов, избранным считать того, кто получит больше голосов. Сейчас, когда при выборах, например, в Верховный Совет СССР в бюллетень вносится только одна кандидатура, выбора фактически нет, есть только голосование за рекомендуемого кандидата, и поэтому наши депутаты не чувствуют никакой ответственности перед избирателями.

22 ноября.

В субботу 20 ноября у маршала Гречко состоялось заседание Военно-технического совета МО. Кроме Гречко и Захарова, присутствовали все главкомы видов Вооруженных Сил, председатели НТК и более 10 генералов Генштаба. Генерал Карась сделал плохой доклад и путано отвечал на вопросы, содокладчики - генералы Мишук (ВВС) и Легасов (ПВО) - выступили хорошо. В прениях выступили: Алексеев, Харламов, Костин, Серегин и я. Все выступавшие, кроме Мишука и меня, высказались против объединения космических исследований на базе ВВС. Маршал Гречко поддержал мнение большинства. Все согласны с тем, что мы отстаем от США, но все винят в этом отставании Америку (более развитые промышленность, электроника и т.д.). Некоторые увидели причины нашего отставания в плохой работе Академии наук и промышленности. Ни один генерал не рискнул сказать правду об ошибках и плохой организации работ внутри Министерства обороны. Пришлось попытаться обратить внимание маршалов на наши недостатки. Я коротко, конспективно перечислил наши недостатки:

1. Нет планов пилотируемых полетов.

2. Полеты космонавтов недооцениваются; мы увлекаемся пусками автоматических устройств к Марсу, Венере, Луне, запустили более 30 четырехступенчатых ракет, а для пилотируемых полетов использовали только 8 трехступенчатых ракет, пуски которых оказались в сотни раз эффективнее, чем 30 пусков с беспилотными аппаратами.

3. В полетах на "Востоках" и "Восходах" можно было бы многое сделать в интересах МО, но из-за слабого нашего влияния на промышленность пилотируемые корабли и программы их полетов перегружаются второстепенными экспериментами и аппаратурой.

4. За последние 5 лет не создан ни один новый пилотируемый корабль. Оборудование кораблей, кино-, фотоаппаратура, скафандры, парашюты, системы связи и регенерации воздуха за последние годы почти не изменились к лучшему.

Мое выступление было единственной попыткой вскрыть наши недостатки, но меня не поддержал даже наш Главком - он сидел и молчал, не решаясь выступить против "стенки" артиллеристов и других представителей наземных войск. Более того, Вершинин неправильно ориентировал нас о якобы благожелательной позиции Гречко. Маршал Гречко не рискнул прямо сказать об имеющихся недостатках. В своем заключении он признал критику только частично правильной, но и не высказался однозначно против передачи космоса в ВВС.

Итак, мы потерпели еще одно сокрушительное поражение. Но это поражение и особенно высказывания наших противников на совещании у Гречко (Карась, Алексеев, Костин, Серегин) еще больше убедили меня в нашей правоте. Я верю, что через 5-7 лет представители артиллерии, претендующие на руководство космонавтикой, "отомрут естественной смертью", и руководить всеми космическими исследованиями в стране будут космонавты. Пока же артиллеристы имеют такое мощное прикрытие, как маршалы Малиновский, Захаров, Гречко, Крылов и многие другие. Но мы будем продолжать борьбу. Надежд на положительное решение этого вопроса в ЦК КПСС или Совете обороны мало - туда не пригласят космонавтов, там тон будут задавать Устинов, Смирнов, Малиновский и другие "знатоки" космоса и "друзья" авиации. В голове бродят несколько вариантов будущих "боев за авиационный космос" - какой-то один из них приведет нас к победе. Наши противники ведут себя трусливо и подло. Генералы из аппарата Генштаба (Алексеев, Серегин) уговорили Гречко не приглашать к нему на совещание космонавтов. Они испугались откровенных и авторитетных высказываний космонавтов и возможного влияния их горячих речей на маршалов. Гречко разрешил быть на совещании только Гагарину, да и то забыл дать ему слово.

Сегодня в 9:30 Терешкова по решению ЦК КПСС должна была вылететь в Рим. Но вчера поздно вечером мне сообщили, что поездка Терешковой, Плисецкой и Крышевой в Италию отменяется из-за отказа президента Италии Сарагата наградить Терешкову золотой медалью за общественно полезную деятельность. Всего несколько дней тому назад наш посол в Италии Козырев сообщал, что наших женщин примут президент и папа Павел. Оказывается, в числе награждаемых была и жена президента США Джонсона, но она отказалась принять награду. По-видимому, этот отказ как-то повлиял и на вручение наград советским женщинам.

23 ноября.

Сегодня начался сбор командующих воздушными армиями и военными округами. Хотел послушать доклады и выступления с мест, но помешали космонавты. Ровно в 9 часов появились Беляев и Леонов - завтра им лететь в Данию, а решения ЦК до сих пор нет. Договорились о характере их выступлений и ответов на ряд возможных вопросов. Позвонил в МИД, договорился о встрече космонавтов со специалистами по Дании. Руководителем делегации будет Крышкевич, я уже дважды подробно беседовал с ним. Он приобрел некоторый опыт заграничных поездок и с порученным заданием справится.

Гагарин, Беляев и Леонов возмущены итогами совещания у маршала Гречко и намереваются добиваться личной встречи с Брежневым. Я успокоил их и рекомендовал не горячиться. Надо еще многое обдумать, взвесить и посоветоваться, прежде чем бросаться в очередную атаку. Я еще не решил, каким путем мы пойдем к нашей цели. Иногда мне хочется "плюнуть" на ракетные войска и их неповоротливые спутники и искать решение наших задач в создании орбитальных воздушно-космических самолетов и самолетов-разгонщиков. Такой путь уже реален, но он долгий. Начало освоения Луны будет положено ракетами и космическими кораблями типа "Союз", а по-настоящему освоение Луны и планет будет осуществляться с использованием воздушно-космических самолетов. Буду принимать меры к ускорению работ по орбитальному самолету и самолету-разгонщику. Первый разрабатывает Микоян, а второй - Туполев. В ближайшие дни надо организовать встречу с Микояном и Туполевым. Я приказал генералу Кузнецову прикрепить к ОКБ Микояна для участия в работах по орбитальному самолету Титова, Филипченко, Матинченко и некоторых других космонавтов. То же самое сделаем и в отношении разработки самолета-разгонщика.

24 ноября.

Был у С.П.Королева, беседовали с ним больше часа. Мы не встречались почти 3 месяца, за 6 лет нашей совместной работы это самый большой перерыв между нашими встречами. Правда, мы много раз разговаривали по телефону, "перебрасывались" бумагами, но настоящего дела было мало. Еще 1 сентября Королев уверял меня, что пилотируемый полет состоится во 2-й половине ноября, но я знал, что полета не будет до конца года из-за медленной работы над кораблем. Королев выглядит усталым. С подчиненными он ведет себя значительно тише. При мне заходил Черток, заходили и другие товарищи - Королев был вежлив со всеми. Он рассказал, как на коллегии Министерства обороны его пытались "поколотить", но из этого ничего не вышло. Он сумел доказать, что выпуск космических кораблей задерживается из-за смежников. На мой вопрос: "Когда будет полет?" - Королев ответил: "Что тут поделаешь, Николай Петрович, стою, буксую, нет поставок от кооперации. Все жмут, давай, давай, а что я могу сделать?" Впервые я видел этого человека в некотором смятении и растерянности.

Королев сообщил, что "Восходы" не укомплектованы, серия из 30 "Союзов" налезает на незавершенное производство "Восходов". Он предложил не делать 2 последних "Восхода" (заводские NN 8 и 9), это позволит раньше изготовить "Союзы". В 1-м квартале 1966 года ОКБ-1 будет выдавать по два "Союза" в месяц, а в конце года - по четыре корабля. "Восходы" NN 5, 6 и 7 будут готовы только в январе-феврале 1966 года. Королев принял решение снять с "Восхода" N 6 эксперимент с искусственной тяжестью и предлагает готовить этот корабль к полету двух космонавтов продолжительностью 20 суток. Исследования по созданию искусственной тяжести он решил провести на "Восходе" N 7. Я посоветовал Сергею Павловичу вообще отставить этот эксперимент на 2-3 года. Получается все так, как мы предлагали Королеву два месяца назад. Таким образом, нам надо подобрать и подготовить четырех наиболее крепких космонавтов к 20-суточному полету. Выход в открытый космос из "Восхода" отставлен совсем и будет выполнен на "Союзе".

Королев знает содержание письма космонавтов Брежневу и итоги совещания у маршала Гречко. Он утверждает, что в разговорах с Тюлиным, Афанасьевым, Пашковым и Смирновым всегда поддерживал идею объединения космоса на базе ВВС. "Рожденный ползать летать не может" - он вновь и вновь повторял эту фразу. Мы вспомнили наши совместные усилия по заказу серии "Востоков" в 1961 году, а позднее - серии "Восходов". В том, что у нас нет сейчас этих кораблей, виноваты генералы Семенов, Мрыкин, Керимов, маршал Малиновский и Л.В.Смирнов. Королев еще раз подтвердил, что на Совете обороны и везде, где будет обсуждаться вопрос о состоянии дел в космосе, он будет высказываться за предложения космонавтов и руководства ВВС. Я не раз спорил с Королевым, но после обстоятельных бесед мы всегда находили пути сближения наших точек зрения. Сегодняшняя беседа была мирной и полезной.

25 ноября.

Вчера в беседе со мной Королев жаловался на В.П.Глушко. Со слов Королева, Глушко выступил на заседании ВПК с резкой критикой в адрес ОКБ-1 и Королева - критика была нетоварищеской, со стремлением загнать в угол. Королев сказал, что выступление Глушко не понравилось всем присутствующим, а Смирнов даже вынужден был резко оборвать его. Я знаю, что уже несколько лет Королев не ладит с Глушко. Виновником этой затянувшейся ссоры я всегда считал Королева. Валентин Петрович очень умный и тактичный человек, и я не могу поверить, чтобы он строил козни против Королева. Скорее всего, Сергей Павлович неправильно воспринимает критику в свой адрес. Королев сказал мне вчера: "Глушко считает, что он главный последователь идей Циолковского, а мы - только делатели консервных банок". В разговорах с Глушко я иногда чувствовал некоторую обиду за недооценку деятельности его ОКБ и возвышение Королева после присвоения ему титула Главного конструктора ракетно-космической техники. Глушко, так же как и Королев, академик и дважды Герой Социалистического труда. Ссора этих двух талантливых людей неприятна и очень вредит делу. Надо будет попытаться воскресить их старую дружбу.

Сегодня я провел встречу с 22-мя новыми слушателями-космонавтами. Кроме того, сейчас у нас 32 космонавта, и многие генералы Генштаба, в частности Лебедев и Серегин, считают, что нет никакой надобности набирать новых космонавтов. К этому мнению склоняются и мои начальники - Вершинин и Руденко. Они не знают истинного положения дел и глубоко ошибаются. Я уверен, что в предстоящие 3-4 года может быть выполнено не менее 40-50 пилотируемых полетов и мы будем ощущать недостаток в космонавтах. На встрече с новыми слушателями я коротко познакомил их с перспективами космических исследований и с уже достигнутыми результатами и поставил перед ними конкретные задачи по подготовке к новым полетам. Я смотрел на юные лица лейтенантов Волошина, Щеглова, Яковлева, Зудова, Федорова и других и завидовал им, завидовал их молодости, их возможности многое сделать в освоении космоса. Хотелось верить, что многие из них побывают на Луне, а кое-кто будет готовить, а может быть, и участвовать в экспедициях на другие планеты Солнечной системы...

Звонил Королев, жаловался на Фролова и Бабийчука. Фролов вчера был у Воронина и "наболтал" там, что военная приемка ВВС не будет принимать корабль "Восход-3" (N 6) из-за того, что испытания системы жизнеобеспечения корабля проводятся не в нашем институте, а в институте Минздрава. Бабийчук же грозил Королеву держать два месяца в госпитале врачей из Минздрава - кандидатов на полет. Я обещал Сергею Павловичу разобраться с этими вопросами и разумно их решить. Королев еще раз подтвердил, что "Восход-3" (N 6) с космонавтами на борту будет готовиться для полета на 20 суток. По программе полета "Восхода-4" (N 7) еще вчера он держался за эксперимент с искусственной тяжестью, а сегодня уже высказался за полет врача с проведением медико-биологических исследований. Полет двух космонавтов на 20 суток мы поддержим - это, по сути дела, наше предложение. Программа полета "Восхода-4" с медико-биологическими исследованиями значительно лучше, чем ее первоначальный вариант с экспериментом по искусственной тяжести, но было бы еще лучше, если бы удалось программу полета "Восхода-4" сделать чисто военной.

26 ноября.

Дважды мне звонил Королев. Говорил он и с

Copyright © Balancer 1997 — 2018
Создано 22.07.2018
Связь с владельцами и администрацией сайта: anonisimov@gmail.com, rwasp1957@yandex.ru и admin@balancer.ru.